Ivry
Каждому солдату по социопату! (с)

theonering.3dn.ru/photo/11-0-84

На столе, под светом большой лампы с красным абажуром, Гэндальф развернул истертый кусок пергамента, чем-то похожий на карту.
-Карту эту, Торин, начертал твой дед Трор, - ответил Гэндальф на возбужденные вопросы карликов. - Это карта Горы и окрестных земель.
-Не понимаю, чем она может помочь, - разочаровано произнес Торин. - Я прекрасно знаю все переходы внутри Горы и ее окрестности. Мне хорошо известно, где простирается Черная пуща, а где - Мертвая пустыня, откуда прилетают драконы.
-А вот багровый дракон, - заметил Балин. - Он парит прямо над Горой. Но едва мы прибудем на место, встречи с ним все равно не избежать.
-Но все же вы кое-что упустили, - возразил Гэндальф. - Потайной ход. Видите букву, на которую указывает палец руки, что над остальными рунами? Этот знак - вход в Нижний Чертог.
-Может быть, ход и был когда-то потайным, - молвил Торин, - но ведь старый Смауг так долго жил в Горе, что успел разнюхать все о каждой пещере.
-Я в этом и не сомневаюсь. Все возможно, - сказал Гэндальф. - Но дракон этим ходом не воспользуется никогда.
-Почему?
-Он слишком мал. ''Пять футов высотою дверь, и трое в ряд пройдут`', - вот что гласят руны. Даже будучи молодым, Смауг не мог пролезть в такую нору, так куда ему теперь, особенно когда он пожрал стольких карлов и людей из Дола!
-По мне, так она огромная, - вмешался Бильбо, который ничего не знал о драконах, но зато отменно разбирался в хоббичьих норах. Он так разволновался, вникая в разговор кудесника с карлами, что не смог промолчать. Хоббиту нравились всякие карты, к тому же у него в прихожей висела большая Карта Окрестностей, на которой красными чернилами были отмечены любимые прогулочные дорожки. - Да и как такую нору можно спрятать от всех, тем более от дракона?
-Способов немало, - ответил Гэндальф. - Но как сокрыли дверь, узнать можно будет только на месте. Если я правильно понял руны на карте, то дверь сливается со скалой. Разве это не излюбленный карлами способ укрытия тайных дверей от чужих глаз?
-Совершенно верно, - подтвердил Торин.
-И еще к карте прилагается ключик. Вот он, - промолвил кудесник, вручая Торину ключ с длинным стержнем и затейливой бородкой. - Храни его.
-Да будет так, - ответил Торин, пристегнув ключ к серебряной цепочке под камзолом. - Теперь надежд больше и все идет только к лучшему: до сих пор мы еще точно не знали, как пройдет путешествие. Мы осторожно и без шума - как сумеем - отправимся на Восток, и, может быть, доберемся до Долгого Озера. Трудности начались бы потом...
-Не потом, а гораздо раньше, - прервал Торина Гэндальф. - Мне-то слишком хорошо известно, что такое пути на Восток.
***
Рассматривая обрывок пергамента, Элронд покачал головой: он недолюбливал карликов из-за их ревностной страсти к золоту и ненавидел драконов за беспредельную злобу. С печалью он вспоминал руины Дола, его некогда звонкие колокола и ныне выжженные берега Быстрянки. Узкий серп луны переливался серебром. Элронд поднял карту, и белесое сияние осветило ее.
- Что я вижу? - удивился Элронд. - Рядом с надписью ''Пять футов выстою дверь, и трое в ряд пройдут'' появились лунные руны!
- Какие такие лунные руны? - не выдержал от волнения хоббит. Дело в том, что Бильбо обожал не только разные карты, но и различные тайнописи и руны, хотя буквы у него самого походили на пауков.
- Письмена эти сродни обычным рунам, но они невидимы для простого глаза, - пояснил Элронд. - Их можно увидеть только в том случае, если сквозь них просвечивает луна. А есть еще одна хитрость: луна должна быть точно такой, как в день и час создания надписи, иначе ничего не увидать. Лунные руны придумали карлы и писали их серебряными перьями, но, думаю, Бильбо, что твои друзья и сами знают об этом. Похоже, эту запись сделали в канун Средьлетня, когда луна стояла серпом.
- Читай скорее! - хором крикнули Гэндальф и Торин. Им обоим было слегка досадно, что запись открыл именно Элронд, хотя у них не было такой возможности.
- Стань у серого камня, когда застучит дрозд, - прочитал Элронд, - и взгляни на замочную скважину в последнем луче Дня Дурина.
- Дурин! Дурин! - воскликнул Торин. - Это же имя отца отцов рода Долгобрадов, моего предка!
- Тогда что же такое День Дурина? - задал вопрос Элронд.
- Первый день нового года по летоисчислению карлов, - ответил Торин. - Думаю, все знают, что первый день Порога Зимы - последней недели осени - мы зовем Днем Дурина. В этот день последняя осенняя луна встречается с солнцем. Но, боюсь, проку от этого не будет. Древние знания утеряны, и неведомо, когда может наступить такой день.
- Это мы еще увидим, - возразил Гэндальф. - Больше ничего нет?
- Если и есть, то не для этой луны, - ответил Элронд, отдавая карту Торину.


Хоббит, перевод с английского А. В. Щуров

@темы: Рисунки, Хоббит